ДЕЛО №7.

 

Продолжительность дела с 1846г по 23.12.1852г. Синим цветом - мои дополнения.

 

Информация получена от Сенюткиной О.Н.

 

   М.Максут. В этой статье говориться, как в нашей деревне в начале 19 века были два брата -Хасян 1820гр и Шехмурат1819гр Байбулатовы (ф/ф14). Их фамилия в некоторых местах записана также как и Бикбулатов, а Шехмурат указан как Шехмай.

Сразу отмечу, Хасян является прямым предком у Бедретдинова Фейзрахмана абзый и его детей, и Исхаковых Диян и его  других родственников. Тогда с двойным интересом можно почитать эту статью.

К сожалению, солдат  Шехмурат Байбулатов погибает на службе, остаются сиротами его дети – Каскин 1837гр и Жафяр 1838гр.
  Двух мальчиков записали государственными крестьянами, хотя они,  по тогдашнему закону, должны были стать кантонистами, то есть были военнообязанными  с детства, и должны были готовиться с юношеских лет к военной службе. Этот вопрос поднимает сельский заседатель Сеитбурханов, который был обязан пресекать такие нарушения. По своим обязанностям  как старшина деревни мой предок Амин Керимов тоже заступается за двух братьев, чтобы не отправлять их в кантонисты.

 

Несколько слов о понятии кантонисты.

В России с 1805 кантонистами  назывались солдатские сыновья, числившиеся со дня рождения за военным ведомством. Призывали независимо от желания. Для подготовки солдатских детей к военной службе ещё в 1721 были созданы гарнизонные школы, переименованные в 1798 в военно-сиротские отделения, воспитанники которых с 1805 называют кантонистами. В возрасте 15 лет воспитанники зачислялись в армию. В 1798 г. школы были переименованы в "военно-сиротские отделения".

 

Видимо, Хасян Байбулатов, в целях защиты своих племянников, Каскина и Жафяра, идет на хитрость, чтобы не отправлять детей на военную службу, он берет их под свое крыло назвав из своими сыновьями. Он успевает их  оформить как своих. В этом ему помогает мой прямой предок по линии моего отца М.Мясума, старшина в прошлом Амин Керимов (ф/ф73).
По переписи 1864г, И Каскин и Жафяр женатые и имеют детей.Они указаны и в поздних списках.
 --------------

   Расследование идет в 1845 –ые годы. В ходе разбирательства поднимаются документы периода  1813г. Откуда узнаем, что старший брат Шехмурат женат на девушке из соседней деревни К-Пожарки Халиде Тохтаровой, которая была из знатного купеческого рода Курамшиных. См ниже, мной составлен короткая родословная. Там же указан о том, их родственник кочкопожаровец Абдряшит Хамитов 1787гр,  который является мужем  одной из дочерей нашей муллы Ханмурзы Мурсалимова. Её имя окончательно не указано. Но, как свидетель указана ещё одна дочь Ханмурзы- Гульгуня Ханмурзина 1806гр.

Также находим, что у шубинца Шехмурата две дочери замужем за сыновьями Ханмурзы Мурсалимова. Из других документов мы знаем уже, что у Ханмурзы было 5 сыновей: Хамит(мулла) 1790гр, Ахмет 1811, Рахметулла 1811,Таир1793гр, Хабибулла1806гр. Ахмет и Рахмет, скорее близнецы.

Вот таким образом, 4 семьи, одна -кочкопожаровская и три-шубинская,  связаны  межродственными узами. Нельзя исключить и  того, что, вообще, купцы Курамшины имели еще и раньше родственные связи с шубинцами. Об этом, многократно мной  отмечено  в других  разделах.

Значение слова «Аремхат». Думаю, это как свидетельство о расторжении брака(документ).  Возможно, состоит из двух слов: арем, т.е. аерым(аерылу) и хат(язу). По которому,  Шехмурат  дал разрешение своему младшему брату Хасяну, жениться на своей жене. Действительно, по документам, Хасян женат трижды.

 

Место службы нашего Шехмурата населенным пунктом называется Горбатово.

С таким названием встречается 2 села, в Рязанской и Калужской областях, а как город  в Нижегородской области. Скорее всего, в Нижегородской губернии  и служил Шемурат.

 

Переходим непосредственно к архивному делу. Синим цветом – мои дополнения.

ЦАНО. - Ф. 161. – оп. 109. – Д. 4311. – 127 л.

 

Дело по рапорту Сергачского уездного суда о неправильно записанном в подушный оклад детей умершего солдата Шехмурата Бикбулатова – Каскина и Жафяра из деревни Шубиной.

 

Объяснительная записка. От 2 февраля 1813 года.

 

Шехмурат Байбулатов  собственной жене Халиде Тохтаровой (из кочкопожарок) дал талак(развод) по силе мусульманского закона, то есть выдал ее в замуж  за своего брата Хасяна Байбулатова при свидетелях в законное замужество.

Свидетели:

Абузяр Осипов

Мунзяжафяр Текалеев
Мухаммятша Сеитов

Кинбай Умютле

Аит и Битей Батеевы.

 

Письмо писал указной мулла Ханмурза Мурсалимов.

Подписи на татарском языке.

 

Переводил записку татарин Хасян Байбулатов (значит грамотный был).
Стоит подпись волостного писаря Тохтарова.

 

Рапорт от сельского заседателя  Сеитбурханова( он из д.Карга ). Его Высокоблагородию земскому исправнику.

Сеитбурханов сообщает: «Дошо до моего сведения, что у умершего солдата  Шехмурата дети  Каскин и Жафяр зачислены в подушный оклад и названы сыновьями Хасяна Байбулатова.

31 января 1845 года прибыл я в Шубино, и опросил Хасяна. Он сказал, что признает их своими детьми. Его брат дал увольнительное свидетельство о вступлении в брак своей жене при отдаче его в военную службу. Якобы Хасян прижил(заимел) этих детей сам. Я потребовал от него свидетельство. Он ушел за ним, но, не вернулся. По наущению его родственника он ушел в деревню Кочко-Пожарки. Я ждал 31 числа до вечера. Потом, так как у меня было поручение в Каргу, я уехал туда. При том обязал сотенного пятидесятского по явке Хасяна, немедленно выслать документ в Каргу. Хасян явился в Каргу вечером со старшиною Керимовым, но не отдал свидетельство. 1 числа утром, я повторно поехал в Шубино, и искал Хасяна. Он явился вместе с Керимовым без свидетельства. Оба уехали в Сергач. Я ждал до вечера. Сотского за ним  послал в Сергач. Сотский сказал, что Хасян из города не возвращался.

 

 

Прошение Хасяна Бикбулатова на имя  императора Николая I.

   В прошении Хасян объясняет, что его брат ушел служить в  1813 году.

Далее говорит, что, когда прибыл Сеитбурханов в Шубино, он представил ему копию документа Аерымхата. Но Сеитбурханов потребовал подлинник документа. Хасян пишет: «Я усомнился. Вдруг будет потеря оригинала, тогда и в самом деле дети мои  могли бы быть записаны в кантонисты. Поэтому я представил Аерымхат помощнику Ясницкому при прошении господина Окружного начальника. Сеитбурханов мне неоднократно угрожал. Потом через сельского старшину Амина Керимова 1801гр( мой предок по линии моего отца Мясума) и десятского Хамита Биктимирова ( потомок Бекеша Розбахтеева, купеческий род)  просил подарить ему имевшегося у меня солового жеребца и дать ему денег 200 рублей ассигнациями. Тогда мои дети останутся дома, а 5 февраля , то есть в понедельник, отправился я по надобности своей в соседственную деревню Пицу с позволения помощника Ясницкого, так как я, Байбулатов, нахожусь магазейным вахтером (работает сторожем в магазине). Того же дня, узнав об этом, Сеитбурханов сразу прислал

 за мной из деревни Карги отставного рядового Акбулата (Юмакаева), который приказал мне ехать в Шубино. Я сказал, что приеду, если будет с моей стороны депутат.  Вечером вернулся в Шубино, и  узнал, что в Шубиной был Ясницкий. В доме Шарипкула Сулейманова   был разговор, Сеитбурханов просил Ясницкого приступить к следствию по моему делу, говорил с Ясницким грубо».

Далее Хасян перечислил свидетелей этого разговора:

Хозяин дома Шарипкул Сулейманов 1787гр (ф/ф71) ,

Губейдулла Абузяров 1778гр (ф/ф47) 

Сотский Халек Букаев 1803гр (ф/ф54) 

Десятский Хамит Биктимиров. 1795гр.

 

   Продолжая объяснительную записку, Хасян указал на грубость Сеитбурханова в свой адрес. «Он, Сеитбурхан, говорил, что если захочет, сейчас же отправит детей моих в земский суд и из лаптей обует в сапоги (т.е. сделает их  военноябязанными).Я сказал, что это преждевременно, устрашивать татар не надобно, что скажет общество. Может быть по следствию откроется, что они действительно рождены в законно, но Сеитбурханов указал на солнце(кояш тотып) и сказал: разве оно будет восходить не на том месте. После чего, встревоженным ушел к себе на квартиру.
Потом я получил от Сеитбурханова известие, что он приступить к следствию без разрешения господина исправника не может. Я уехал в Кочко-Пожарки.

 

Прошу принять мое прошение и защитить детей моих от сельского заседателя Сеитбурханова, провести следствие, на котором я смогу представить подлинный Аерымхат.

 

Далее Хасян объяснил, что в Аерымхате названы имена татар, тех стариков, которые могут помнить, что он,Хасян, был венчан после брата в том 1813 году муллой Ханмурзой Мурсалимовым при свидетелях.

«Брат же мой, хотя и приходил в побывку( в отпуск), но в котором году не припомню, с прежней женой никакого супружеского сношения не имел, так как она тогда была уже моей женой».

1845 год. Февраль. За Хасяна, так как он был неграмотным, расписался другой человек.

 

В суде решили, что поскольку на Сеитбурханова поступила жалоба («извет») от Хасяна Байбулатова, надо отстранить его от дел и назначить другого заседателя.

 

Объяснительная записка от Сеитбурханова. Он объясняет, почему сыновья умершего солдата оказались приписаны к Военному ведомству. 

 

«Предписаниями суда от 8 декабря 1844 года и 6 января сего 1845г  поручено мне сделать проверку кантонистам, проживающим во всех селениях Сергачского уезда в натуре на месте, для чего мне  передана подлинная «О кантонистах книга». Если окажутся таковые не причисленными, исследовать   и доставить сведения в Сергачский земский суд. Любая неверность - на мою личную ответственность.

31 января я прибыл в Шубино. Узнал, что сыновья Каскин и Жафяр, принадлежащие Военному ведомству, причислены по восьмой ревизии в подушный оклад. Решил вызвать  Хасяна. И узнал от него, что якобы было увольнительное свидетельство о вступлении в другой брак.

Я усмотрел прямую наклонность старшины Керимова скрыть людей от военной службы. Ясницкий показал мне документ о другом браке. Я обвиняю Ясницкого в сокрытии людей от службы. Документ от 2 февраля 1813 года должен находиться в руках муллы, а не Хасяна Бикбулатова или Хамиди Тохтаровой.

Поскольку Тохтарова Хамидя была дочерью проживавшего в деревне Кочко-Пожарки сергачского купца Токтара Курамшина, то брак должен был совершать не шубинский мулла, а утвержденный правительством Купецкий и Мещанский мулла Мунжафяр Сеитбурханов, проживавший в Карге. Он же венчать  этот брак имел недосуг (то есть у него не было времени совершить этот обряд – О.С.). Тогда должен был венчать кто-то из кочко-пожарцев, а не Мурсалимов Ханмурза, в чем муллы Сергачского уезда обязаны от Правительства подписками.

 

   Из оставшихся в живых свидетелей – татарин  Абдряшит Хамитов из Кочко-Пожарок, но он не может свидетельствовать, так как он – родственник Хасяна Байбулатова и Хамиди Тохтаровой, а именно: в сватовстве две дочери солдата Шехмурата находятся в замужестве за шуреньями Хамитова, писавшего Аерымхат муллы Мурсалимова  за сыновьями. Из Аерымхата не ясно, когда он выдан: до солдатства или после. Это необходимо выяснить.  Был ли солдат на побывке? Прослужив лет 10, он приходил в Шубино из города Горбатова. Проживал с Тохтаровой, был у тестя своего Тохтара в Кочко-Пожарках в доме, общем с женою. Это могут подтвердить под присягой кочкопожарская семья Курамшиных и их соседи, а также соседи Хасяна Бикбулатова из Шубиной.

Может потомки из кочкопожарцев интересуются. Непростой был род Курамшины. Наверняка есть в архивах данные про них.

Вот коротко о родственных связях:

 

             Курамша1740гр?(К-Пожарки),купец

                    /                           

                Токтар1765гр?     (его     родственник ,   или брат)  Хамит      

               /                  \                                                                              \                                   

Таули1795гр?             Хамидя муж Шехмурат Биктимиров              Абдряшит 1787

      /                                         

Ибрай1822гр                                у них  1-ая  дочь   2-ая  дочь   

                                                            +             +

                              мужья 2 сына  муллы Ханмурзы Мурсалимова.

 

В суде было принято решение отослать рапорт к приставу второго стана, чтобы провести доследование.

 

   Помощник Васильского окружного начальника Ясницкий и сельский заседатель Сеитбурханов были в споре – поэтому не должны участвовать в следствии. Нужен для доследования человек со стороны.

 

 

22 мая 1845 года. Нижегородское губернское правление  предлагает Сергачскому земскому суду завершить рассмотрение дела.

Пристав 2 стана Серебрянников начал опрос жителей Шубиной в присутствии представителя от Государственных имуществ. 

 

Хасян Бикбулатов сказал:

От роду ему 50 лет, грамоте не умеет, веры магометанской, под судом не был, наград от правительства не имеет, состоит в должности магазин-вахтера, по 8 ревизии написан, живет в собственном доме.  Венчался умершим ныне муллою Шубиной Ханмурзою . Что якобы, его дети(Камун 1837гр и Жафяр 1838гр) были записаны в подушный оклад. Ему неизвестно, почему они оказались записанными в Военное ведомство. Сеитбурханов требовал с него жеребца и 200 рублей. Его брат из города Горбатова не приезжал, с его женой не имел сношений.

Он дал клятву, что показания верны.

 

Свидетелями выступили:

Сотский деревни Шубиной Халек Букаев, 40 лет, 1805гр Сказал, что Каскин и Жаббар – дети Хасяна. Аерымхат был дан до поступления на службу.

 

Десятские Хамит Биктимеров, 50 лет,1795гр

Сказал, что Сеитбурханов не требовал от Хасяна ни жеребца, ни денег.

 

Также Ибрай Динеев, 35, 1810гр. (ф/ф58)  высказался.


Рядовые:

Буркай Аблеев, 65, 1780гр (ф/ф15). Сказал: Через 10 лет солдат приезжал, но с женой не был.

 

Также допрошены:

Аббяс Моляков, 50, 1795гр. (ф/ф19).

Абдряхим Исмаилов, 60,1785гр

 

Деревни Карги отставной солдат Акбулат Юмакаев.

Печать волостного головы.


Шарипкул Сулейманов, 58 лет,1787гр, согласен с Хасяном Бикбулатовым.

 

Абдряшит Хамитов, из Кочко-Пожарки, 68 лет, 1777гр.

Грамоте не умеет, веры магометанской, под судом не был, наград от правительства не имеет. Помнит, что более 25 лет тому назад Шехмурат был отдан в военную службу. До этого жил с женой в любви и согласии, как быть должно. Не помнит, в каком году приходил  на побывку. Дети прижиты,  не помнит от кого. Сам он при венчании Тохтаровой Хамиди с Хасяном не был. Но был с муллой Мурсалимовым и ел салму (по их обряду, как водится, после  венчания браков) и слышал от Ханмурзы Мурсалимова, что он венчал Хасяна.  Был на венчании и купец, ныне умерший, Тавлей Токтаров (кочкопожаровец).

Абдряшит утверждал, что сказал сущую правду.

 

 

13 мая 1846 года. Опрошен Амин Керимов, 45 лет, (ф/ф73). грамоте не умеет, веры магометанской, под судом не был, наград от правительства не имеет.

Он был в Пице в гостях по случаю «рамазан-байрам».  О Сеитбурханове никто плохо не говорил.

 

Купцы 3 гильдии Токтаровы, жившие в Кочко-Пожарках, были опрошены порознь и сказали.

Ибрай Тавлеев, 24 , 1822гр. «Не помню, в каком году покойный дед мой, Токтар Курамшин, говорил, что приходил солдат  в Шубину в домовой отпуск и дал увольнение (расторжение брака) моей родной тетке Хамиде Тохтаровой. Дети у нее от Хасяна».

 

Согласились с купеческим сыном Ибраем следующие свидетели:

Гульгуня Ханмурзина, 40 лет, 1806гр (дочь Ханмурзы Мурсалимова)

Зюлейха Бакеева, 35 лет, 1811гр

Альбидя Аблязова, 45 лет, 1801гр

 

 

13 мая 1846 года.

Опрошены следующие жители Шубиной:

Халек Букаев, 40 лет, 1806гр (Акмашижбулатовец)

Хабибулла Ханмурзин, 40, 1806гр(розбахтеевец, брат муллы Хамита Ханмурзина)

Губейдулла Абузяров, 62, 1784гр(Акмашижбулатовец)

Невмятулла Алембиков, 68, 1778гр (розбахтеевец)

Амин Амеров, 45  1801гр (скорее уразайсунчалеевец)

Сеитбурхан Ярмяков, 58, 1788гр, (бекешевец, сын Ермета Мурсалимова)

Вялит Калышин, 68, 1778гр, ( возможно фамилия другая?)

Айбятулла Абузаров, 45,1801гр, Акмашижбулатовец)
 Залюк Мавлиханов, 47, 1799гр( чепкунтулушевец)
Абдряшит Аблеев, 45, 1801гр( правильно Абдряшит)

Хабибулла Мухамятов, 30, 1816гр уразайрозбахтеевец)

Курамша Буркаев, 40, 1816гр(уразайрозбахтеевец)

Абдряшит Бурхатов, 47, 1799гр. уразайрозбахтеевец)

Амай Биктимеров, 60, 1786гр (розбахтеевец)

Хамит Биктимеров, 55, 1791гр ( купеческий род, Мавлютовы)

Сеит Сеитбурханов, 50, 1796гр( бекешрозбахтеевец)

Шады Масеев, 52, 1794гр ( бекешрозбахтеевец)

Шамшатдин Шамрутов, 48, (уразайсюнчалеевец)

Абубякер Зюлькарнеев, 28, 1818гр,( Акмашижбулатовец)

Халек Сеитов, 50, 1804гр (уразайсюнчалеевец)

Акмемят Биккинин, 58, 1786гр(уразайсюнчалеевец)

Али Аблязов, 55,1791гр (чепкунтулушевец)

Арекул Ягудин, 66 лет, 1780гр (чепкунтулушевец)

 

Все показали одно и тоже: солдат Шехмурат был на побывке(в отпуске) дома. Дал жене развод. Дети Тохтарова Хамидя родила от Хасяна.

М.М. Не отмеченные синим, напротив фамилий, тоже возможно розбахтеевцы.

 

 

28 мая 1846 года. Запрос, сделанный Сергачским земским судом архивариусу, заведующему Книгой о кантонистах, Скородумову, не зачислены ли в Книгу сыновья Шехмурата Биктимирова. Если- да, то с какого времени, и скоро ли им выйдет узаконенный срок.

 

Проверка показала, что в восьмой ревизии братья не указаны.

 

 18 июля 1846 года. Суд вынес решение о дальнейшем рассмотрении, чьи они дети: Шехмурата или Хасяна.

Установлено, что на сегодня  (30 декабря 1847 года) одному брату – 28 лет, другому – 27 лет. Дети вписаны в восьмую ревизию в оклад. Оплачивают вовремя.

 

Но суд обратил внимание на то, что в ходе следствия не было очных ставок.

Поэтому ряд людей не были опрошены. Решили проводить еще одно доследование.

 

 

 

26 июля 1848 года. Выясняли степень родства у свидетелей.

Снова опросили жителей Шубиной. Взяли с них клятвы.

Опросили свидетелей из Кочко-Пожарок. 1852 год. 12 июля.

Ясницкий вспоминал, что было.

 

 7 октября 1852 года.  Сергачское уездное казначейство обратилось в Сергачский уездный суд. Получены сведения, что Каскин по ревизии № 8 по № 14 значится как 15-летний, а Жафяр – как 14-летний.

 

Был сделан запрос. Ответ – солдат был в отпуске не более двух раз.

 

1852 год. 23 декабря.В Сергачском уездном суде после слушания дела решили признать, что Каким и  Жафяр – дети Хасяна Бикбулатова. Документ о возможности брака Тохтаровой Хамиди с Хасяном в наличии. Братья принадлежат к Ведомству государственных имуществ. Вопрос о мздоимстве Сеитбурханова должен решаться Нижегородским губернским правлением.

 

В документе о браке обнаружены подтирки, следовательно, его нельзя признать подлинным.

 

 

М.Максут.

Мухамметшин
Максут
Мясумович.